Архив рубрики: Без рубрики

Немного о ворах, шавках и прочем населении

За кирпичностью забора
Вор скрывается от вора.
Дует ветер, лает свора
В лабиринтах коридора.
И повизгивают шавки
Не забитые на шапки,
И ворам приносят тапки,
И встают на задни лапки.

А вокруг живут дворняги
И завидуют, бедняги,
И ворам, и этим шавкам.
Разве только что не шапкам…
Ах, какая за забором
Жизнь красивая у вора!
Там министры, прокуроры…
Деловые разговоры…

А у нас кругом разруха
И тотальная непруха.
Да еще и несвязуха
Между зрением и слухом.
Видишь — жопа, слышишь — счастье,
Правда дЕлено на части.
Только, сколь не лей сиропа,
Все равно выходит — жопа.

Прет веселье за забором —
День рождения у вора.
Там министры, прокуроры
И певцов народных хоры.
И повизгивают шавки,
Накурившиеся травки.
Да какие там отставки?
Все свои. В одной удавке.

20.11.11

Место и Время

Слишком события вяло плетутся…
Место и время никак не сойдутся.
Место — на месте, а время — по кругу,
И не находят, не видят друг друга.

Мимо скамеек и запахов лета,
Мимо счастливого просто билета.
Новые гаджеты, новые шмотки…
Жизнь угодила в режим перемотки.

Дайте еще! Дайте много и сразу!
Ноги бегут, не угонится разум.
Петли следов в оголтелом забеге
Ловят и душат любые побеги.

Время затерло закаты-восходы,
Место открыло откаты-доходы.
Нет ничего под обломками века.
Нет ни души, ни ее человека.

Там, в глубине, под опавшей листвою,
Вдруг, шевельнулось как будто живое.
Слышал? Да нет, ерунда. Показалось.
Кончилась осень, зима навязалась.

Замерло, вымерло, вымерзло место.
Место без времени. Пресное тесто.
Снег по колено. Сугробы на крыше.
Серое небо. Никто нас не слышит.

16.11.11

Кремлевское болото

Очередное сборище министров и «особ, приближенных к императору». 12 нацпроектов, прорыв в экономике…

Смотришь на эти унылые рожи и понимаешь, что со словом «прорыв» они как-то не коррелируют. Совсем. Разве что со словом «прорва»…

Любим говорить о «Вашингтонском болоте». Как насчёт «Кремлёвского болота»? Я бы даже сказал, трясины.

25.10.18

Внезапно…

Внезапно…

А зачем нам депутаты? При повсеместном распространении интернета голосовать мы уже и сами можем. Не передавая это дело малознакомым людям. И стоить оно будет дешевле, чем содержание такого количества этих людей. Самолично они все равно законы не разрабатывают — для этого есть команды специалистов.

Выкладывайте проекты на обсуждение, растолковывайте, а мы уж решим, надо оно нам или нет. Депутаты же, вроде, для нас стараются, нет?

Так зачем нам депутаты?

30.09.18

О Стандартной Модели

Стандартная модель с ее огромным количеством «элементарных» частиц и постоянными поисками недостающих начинает напоминать геоцентрическую модель мира с ее таким же, все увеличивающимся числов эпициклов. Может уже Солнце в центр поместить?

Не мое

Самым-самым краем глаза
Уловить движенье фразы…
Ухватить за хвост, за лапу,
Подтащить к себе, сатрапу.
Покрутить на вкус, на ощупь…
Как-то смутно… Что-то в общем…
Пригляделся, подогнался.
Извините. Обознался.
Не моё…

Не мое. Опять по роже.
Каждый раз одно и то же.
Каждый раз пустое дело —
Просвистело, пролетело.
Не мое…

Просидеть всю жизнь в болотце,
Чавкать, да со сном бороться.
И смотреть на птичьи стаи,
Мхом зеленым обрастая.
Ё мое…

Из весны, да сразу в осень.
И уже темнеет в восемь…
Завертелось, закружилось…
Так пожить и не сложилось.
Ё мое…

В сундуке одни ответы.
Нет вопросов. Есть приметы.
А по ним одно и то же —
Все по роже, да по роже.

Краем глаза, самым-самым…

14.08.11

Помнишь?

Ветер бьется
В наши окна.
Небо льется.
Птицы мокнут
Серым комом
Под стеною.
Мы знакомы —
Память ноет.

Летать…
Помнишь, мы умели летать…
Порванное небо латать…
Косы облакам заплетать…
Помнишь, мы умели летать?

Кто мы? Где мы?
Воздух мимо.
Сцены, темы,
Пантомимы.
Серым комом
Там, снаружи
Будто гномы
Наши души.

Дышать…
Помнишь, мы любили дышать…
Выдохи и вдохи мешать…
Криками рассвет оглашать…
Помнишь, как любили дышать?

Ветер бьется
В окна — лужи.
Небо рвется,
Мир контужен…
Шкаф. Обои.
Мыло в пене.
Мы с тобою
Только тени…

Дышать…

27.07.11

Две стрелки

Две стрелки сошлись, и забился будильник
В истерике. Утро. Сортир. Холодильник.
Еще сигарета. Глоток из-под крана.
Мерцающий глаз голубого экрана.
Окно. А за ним, в двух шагах от ступеней,
Туман пожирает бредущие тени.

Звонок телефона — под кожу иголки.
И сразу отбой. Тишина и осколки.
Еще сигарета. Осколки — в коробке.
С экрана все то же — пожары и пробки.
В окне проступает цветная картина,
Что, в общем, не новость. Текучка. Рутина.

Дорога. Асфальто-бетонные тропки.
Действительно жарко. Действительно пробки.
Еще сигарета. Контора. Работа.
Тяжелая скука. Без крови. Без пота.
Без завтра. Жуком увязая в сиропе,
В пожизненной пробке. В бесцельном галопе.

Еще сигарета. Минуты с часами
Сложились в года и уходят лесами.
И нет ничего. Только постные лица,
Готовые равно и красть и молиться.
Да разве еще только эта дорога
Без времени. Вне болевого порога.

И день на исходе. Почти не осталось.
Какие-то крохи. Какая-то вялость.
Еще сигарета, а следом — вторая.
Разглядывать тени и жить, вымирая.
Прикладывать сны вместо льда или грелки
И ждать, когда снова сойдутся две стрелки.

04.07.11

Танго с тенями

Бледная ночь полутонов,
Полутеней, полу-грез, полу-снов
Смотрит, зевая,
Сквозь окна трамвая,
Как я, спотыкаясь,
С перил опускаюсь.

Спит санитар,
Фрукт наливной.
Спит убаюканный полной Луной.
А я выползаю,
Тропу прогрызая,
Опутан ремнями,
На танго с тенями.